13.02.2008 23:39 Наша кнопка  |  Всi новини
GRIVNA ГРИВНА Госзакупки в Украине
ГРИВНА. Державні закупівлі в Україні
На головну Новини держзакупівельАналітикаТендерна мафіяТендерний захват УкраїниПротестДосьє на мафію
?РОЗДІЛ: Новини держзакупівель
АЛЕКСЕЙ КОСТУСЕВ: «ИЗ-ЗА СКАНДАЛОВ ВОКРУГ ГОСЗАКУПОК Я ДАЖЕ ОТ МОБИЛЬНИКА ОТКАЗАЛСЯ»
Тендерная палата Украины, финансовый оборот которой в этом году обещает вырасти до 2 млрд. гривен, может оказаться в центре громкого скандала. Оказывается, навести порядок в сфере государственных закупок самому государству уже не под силу. Неужели «тендерные» деньги пролетят мимо державной казны? На эти и другие животрепещущие вопросы «СН» отвечает глава Антимонопольного комитета Украины Алексей Костусев.

УГРОЗЫ ТАЙНОГО АГЕНТСТВА

— Алексей Алексеевич, что вам известно о тендерных проделках? Насколько был прав журналист Вадим Гладчук, против которого сфабриковали уголовное дело после обнародования фактов беззакония в сфере госзакупок?

— Мне трудно представить, что мог испытать конкретный журналист, который расследует эту тему. Что говорить об одном человеке, если даже такому мощному органу, как Антимонопольный комитет Украины, очень трудно работать в этой сфере. Мы сталкиваемся с таким противодействием, с такими судебными крючками...

— Чем же это вызвано?

— История очень простая: вначале было создано ООО «Европейское консалтинговое агентство». Под него приняли соответствующий закон, согласно которому право на публикации о госзакупках имеет только это агентство. И когда кто-то говорит, что за этим ООО стоит конкретная политическая сила — это все ложь. За тот закон проголосовали 340 депутатов, представляющих все политические силы Украины. Без исключения.

— Но ведь закон разрабатывали и лоббировали не 340 депутатов?

— Не хочу, чтобы меня упрекнули за политические вещи. Я — на госслужбе. Мне известно, где находятся люди, разработавшие эту схему, и их имена. Когда буду выступать как кандидат в народные депутаты, а не как госслужащий, тогда и расскажу.

— Ну а все-таки, что же сегодня творится в сфере госзакупок?

— Я же сказал: приняли закон о госзакупках. И оказалось, что одни могут заниматься этими закупками, а другие — не могут. А поскольку была создана не естественная, а противоестественная монополия, кое-кто начал заламывать колоссальные цены. Плюс к этому — навязывать дополнительные услуги как то: договор на консалтинговое обслуживание, внесение в каталог и так далее. После этого появились жалобы и обращения. В том числе и к нам. Честно говоря, когда я об этом услышал, то вначале даже не поверил, что такое может быть. Мы определили, что это — монопольное положение. Приняли жесткое решение. Наложили штраф на «Европейское консалтинговое агентство». Попытались поставить его на место. Все об этом ООО знают, все о нем говорят. А воз и ныне там.

— А куда же смотрит Кабмин?

— Кабмин принял решение — создать бесплатный государственный веб-портал по госзакупкам. Мы сразу нашли фирму, которая всегда с нами сотрудничала и делала необходимое техническое обеспечение. Я спросил: «Сделаете?» — «Сделаем». Направляем официальное письмо. Приходит ответ: мол, извините, не можем, загружены. Короче, отказались по понятным нам причинам. Мы тогда решили объявить конкурс на создание веб-портала. Но самое смешное, что информацию о конкурсе нужно было опубликовать через ООО «Европейское консалтинговое агентство». Однако вместо размещения этого объявления на нас натравливают работников правоохранительных органов.

— Похоже, вас постигла та же участь, что и Гладчука. Ему приписали кражу каких-то ящиков с гвоздями. А вам?

— А меня обвинили в... краже чужой интеллектуальной собственности. К сожалению, был период, когда Министерство внутренних дел больше занималось нами, чем теми, на кого мы жаловались.

— Хотите сказать, что существует тендерная мафия, которая затыкает рот «инакомыслящим»?

— Не могу я, находясь на госслужбе, говорить, мафия это или не мафия. Повторю лишь только то, что говорил ранее: в сфере госзакупок создана неестественная ситуация, где прибыль получают именно благодаря монопольному положению. Я заявляю об этом со всей ответственностью и готов это доказать.


ГРЯДУТ КРОВАВЫЕ РАЗБОРКИ?


— Чем же закончился ваш конфликт с агентством?

— Когда агентство начало «работать» против Антимонопольного комитета, я наложил на него максимально возможный штраф — почти 900 тыс. гривен. Но мое решение обжаловали через суд. Я тогда думаю: ну что же делать? Начал искать фирму, которая не испугалась бы с нами сотрудничать. Искал, скажу откровенно, по совету компетентных органов, пообещавших свою помощь и защиту. Нашел нужную фирму. Обменялись документами. Подготовили договор о разработке бесплатного государственного веб-портала. Но для этого требовалось еще получить разрешение Межведомственной комиссии по госзакупкам, в которую входят государственные чиновники, представители Верховной Рады. Казалось бы, какие могут быть проблемы? Ан нет! Мне было отказано. Причем трижды. Можете себе представить: комиссия, в которую входят представители органов государственной власти, выступает против разработки бесплатного государственного веб-портала! Ну о чем с такими можно говорить? Я тогда сказал: «С именем Костусева этот вопрос, пожалуйста, не связывайте. Никак. Знать о вас не хочу. Вы сделали антигосударственное, недоброе дело. Я здесь с вами не останусь». Повернулся, встал и ушел...

— Как же все-таки быть с бесплатным веб-порталом?

— Официально заявляю: несмотря на серьезное противодействие со стороны ООО «Европейское консалтинговое агентство» и Межведомственной комиссии по госзакупкам, в Антимонопольном комитете проведена большая работа. И когда мы этот веб-портал запустим, вся страна вздохнет с облегчением. Я в этом уверен. А до тех пор, пока это не произойдет, мне будут угрожать уголовной ответственностью за невыполнение постановления Кабмина, которое... остановлено решением суда (!). Мне об этом постоянно напоминают: мол, придется за все отвечать, в том числе и уголовно.

— Почему же вы никуда не обращаетесь?

— Я обращался и в компетентные органы, и к президенту, и к премьеру. Направлял письма в СБУ и Генпрокуратуру, чтобы они взяли это дело под свой контроль. Заявлял о том, что мне как государственному служащему не дают выполнять свои обязанности. И что такие действия подпадают под соответствующую статью Уголовного кодекса. Считаю, что эта ситуация — ненормальная, дикая. На сей счет у меня возникают вопросы глобального плана...

— Как это так: вам угрожают, а вы ничего не можете сделать?

— Я вам уже все рассказал. У меня есть свое мнение о судебной ветви власти в Украине. Но высказывать его не буду.

— А разве дело только в судах? Насколько верна информация, что за всем этим могут стоять люди Тимошенко и Симоненко — Яценко и Ткаченко, входящие в избирательные списки БЮТ и КПУ?

— Я знаю то, что и вы. Документов об учредителях не видел. Расследование не проводил. Информацию черпал из газет.

— Хотите сказать, что о том агентстве вы знаете меньше, чем журналист Гладчук, которому до сих пор угрожают тюрьмой и которого достают даже в кардиологическом отделении столичной больницы?

— Если говорить о «Европейском консалтинговом агентстве», то в его учредителях Антон Яценко не числится. Но по публикациям я знаю, что там есть «филированные» лица.

— Какие деньги сегодня крутятся в сфере госзакупок?

— Очень большие. Помимо всевозможных плат за размещение объявлений о госзакупках, существуют еще и большие платы за консалтинговое обслуживание, за то, чтобы включить в каталоги и так далее. Этими вопросами Антимонопольный комитет занимается лишь с точки зрения защиты экономической конкуренции. И для меня самый главный вопрос состоит в том, что на этом рынке создана неестественная монополия, пользуясь которой зарабатываются сверхприбыли.

— Есть подозрение, что такие деньжища без кровавых разборок не отдадут...

— Ну, спасибо на «добром слове». Сегодня эту тему пытаются использовать в политической борьбе как средство для завоевания голосов избирателей, для борьбы против оппонентов. И это вызывает у меня неприятные чувства.


«К ПРОСЛУШКАМ Я ПРИВЫК...»


— Кто, по-вашему, смог бы эту проблему решить?

— Президент. Он мог бы издать указ о запрете всех этих тендерных платежей. Это нонсенс? Да, нонсенс! Но в каких условиях мы живем? Сегодня не поймешь: парламент есть или нет? Если парламент можно распустить без каких-либо законных оснований, то почему нельзя приостановить действие всего-навсего некоторых статей одиозного закона о госзакупках? Об этом молит вся страна. Все будут только «за»: и Кабмин, и Верховная Рада. Но президент этого делать не хочет.

— Так, значит, 25 уголовных дел, о которых вы ранее заявляли, будут похоронены?

— Когда мы выявляем факты, выходящие за пределы компетенции Антимонопольного комитета, то они должны быть интересны для других органов — Генпрокуратуры, СБУ, МВД. Мы делаем свое дело, они должны делать свое. Когда мы попытались выполнить постановления Кабмина, против нас выдвинули обвинения в нарушении прав интеллектуальной собственности: дескать, за это предусмотрена уголовная ответственность согласно таким-то статьям. Такие письма-обвинения шли к нам из МВД. И мы этого не скрывали. А наиболее ретивых милиционеров мне пришлось поставить на место. Представляете: не успел я получить запрос от представителя МВД, а он уже прибегает ко мне со своим требованием: «Где ответ?» Я говорю: «Вали отсюда. Через месяц будет тебе ответ. И не надо слишком суетиться, потому что это все дурно пахнет...»

— А Яценко и Ткаченко вам звонили?

— У вас замечательная газета. Она лежит у меня на столе. И вашу позицию я, кстати, разделяю по большинству вопросов. Но я и так уже достаточно сказал.

— Ну, ответьте: да или нет? Или вы боитесь?

— Я в своей жизни уже отбоялся. Понимаете! В разных был ситуациях. Надеюсь, что хуже уже не будет. Поэтому живу так, как... живу. И никого не боюсь. Абсолютно. Но я не хочу быть предвзятым, некомпетентным или человеком, который говорит больше, чем может доказать. Вы спрашиваете, звонил ли мне Ткаченко? Александр Николаевич? Нет, не звонил. Я его и так регулярно вижу на заседаниях Межведомственной комиссии, которые проходят у нас. А вот Яценко звонил. Мы с ним разговаривали несколько раз. Но потом я всякие телефонные разговоры прекратил. Из-за скандалов вокруг госзакупок я даже от мобильника отказался.

— Разве нельзя было просто номер поменять?

— Номер, во-первых, вычисляется. Во-вторых, прослушивается.

— Когда вы это узнали?

— После президентских выборов, когда меня пытались выжить. Я, наверное, единственный из чиновников такого уровня, который остался со своими политическим взглядами. Все, кто думал так как я, были уволены. Полгода меня терроризировала Генпрокуратура. На вопрос, что будут проверять, мне отвечали: «Все». За мной следили, меня фотографировали и снимали на видео. Бывало, говорю по телефону, что еду туда-то. Приезжаю, а там уже ждут. То есть информацию перехватили. Я решил использовать такой код: говорил, что «еду на Крещатик» — это означало, что я двигаюсь в совершенно другую сторону. После моего обращения в СБУ «компетентные органы» обнаружили в моем кабинете подслушивающее устройство. Оно транслировало все, что происходило за моим столом.

— Думаете, что те «жучки» у вас стоят и сейчас?

— Я в этом уверен. Наверняка все, что я говорю, слушается полностью. Сомнений у меня нет. К прослушкам я привык...



Беседовал Валентин Ковальский, Столичные новости
25.09.2007 18:28
Кількість переглядів: 200
ОСТАННІ ПУБЛІКАЦІЇ
Інші публікації у категорії Аналітика
КОМЕНТАРI
  Нема коментарiв
Ваше iм'я: Ваш e-mail:
Тема:
Коментар:
Введiть код:
НАЙПОПУЛЯРНIШЕ
ЛІДЕРИ ОБГОВОРЕННЯ